Архив К вопросу о мемориализации останков советских граждан - жертв репрессий на территории Мемориала "Ка́тынь"

К вопросу о мемориализации останков советских граждан - жертв репрессий на территории Мемориала "Ка́тынь"

Индекс материала
К вопросу о мемориализации останков советских граждан - жертв репрессий на территории Мемориала "Ка́тынь"
Страница 2
Все страницы

Андреенкова Г.А., замдиректора Мемориала "Ка́тынь" по научной работе

К вопросу о мемориализации останков советских граждан - жертв репрессий

на территории Мемориала «Катынь»
Г. А. Андреенкова

Катынский лес хранит останки тысяч людей, большинство из них - безвинные жертвы тоталитарной системы советского государства. Долгие годы забвения факта их гибели, сокрытия самого места тайных захоронений были неотъемлемой частью сталинской политики.

90-годы прошлого столетия стали переломными в судьбе нашей страны: Россия встала на путь демократических перемен. Эти же годы стали прорывом завесы молчания и в Катынской трагедии. В 1990 году Главная военная прокуратура открыла уголовное дело по факту гибели польских офицеров-узников трех спецлагерей в Козельске Смоленской области (ныне Калужской области), Осташкове Калининской области (ныне Тверской области) и Старобельске Харьковской области. В результате следствия, кроме Катыни, были установлены и другие места массовых расстрелов польских военнопленных: 6-й квартал лесопарковой зоны Харькова и село Медное Тверской области.

В ходе следственных действий летом 1991 года в Харькове и Медном, кроме захоронений польских военнопленных, обнаружились массовые захоронения советских граждан.

25.10.1991 года Исполнительный комитет Смоленского областного Совета народных депутатов выносит решение об утверждении временных границ охранной зоны жертвам сталинских репрессий в лесном массиве «Козьи горы» Смоленского района. Этот документ необыкновенно интересен тем, что по своей сути, он отражает сложившуюся обстановку тех лет: и нужно сказать правду, и еще страшно говорить правду в полный голос. В преамбуле документа констатируется, что «точных сведений о местах, сроках захоронения и количестве погребенных жертв сталинских репрессий в лесном массиве «Козьи горы» Смоленского района в областной прокуратуре, управлении комитета госбезопасности по Смоленской области не имеется».

И все же первый пункт документа четко говорит о том, что в Катынском лесу, а не в каком-то другом, устанавливается временная охранная зона с запрещением проведения каких-либо сельскохозяйственных и земляных работ. Охранная зона устанавливается в границах участка площадью 100 га гослесфонда Катынский лес «Козьи горы». Хотелось бы обратить внимание на цифру 100 га. Масштаб этой цифры потрясает до глубины души! Для нас любопытен и второй пункт решения, в котором облисполком просит областную прокуратуру совместно с управлением комитета госбезопасности по Смоленской области провести дальнейшие исследования «с целью уточнения мест и количества захоронений жертв сталинских репрессий и увековечения их памяти». И главное - впервые в документе черным по белому пишут, что в Катынском лесу захоронены жертвы сталинского произвола. До этого в документах упоминались только расстрелянные польские офицеры и советские военнопленные – жертвы Великой Отечественной войны. Тем более, нужно подчеркнуть, что следственный эксперимент Главной военной прокуратурой в Катыни будет произведен только в ноябре 1991 года.

23 июня 1994 года Правительство Российской Федерации издало Распоряжение за № 1159 об утверждении Координационного комитета и финансирования расходов, связанных с увековечением памяти жертв тоталитарных репрессий. Второй пункт документа был обращен к Главам администрации Смоленской и Тверской областей с требованием в двухнедельный срок разработать и утвердить план мероприятий, связанных с захоронением и увековечением памяти советских и польских граждан – жертв войны и репрессий. В соответствии с этим распоряжением администрация области издает ряд регламентирующих документов, в том числе 07.08.1995 года увидело свет Постановление Главы администрации Смоленской области «О завершении работ по мемориализации захоронений жертв войны и репрессий в Катынском лесу («Козьи горы»)». Одним из пунктов выполнения распоряжения явилось установление в районе будущего мемориала памятного знака.

На территории еще не существующего Мемориала «Катынь», где сейчас находится памятный православный крест, был установлен закладной камень, выполненный в форме прямоугольника с выбитым на темно-сером гранитном фоне текстом: «Здесь будет сооружен мемориал памяти жертв политических репрессий». Документальным подтверждением того, что Катынский лес является местом массовых захоронений, стало «Заключение по материалам проверки о массовых захоронениях в Смоленской области жертв политических репрессий от 31 января 1995 года», утвержденное И.О. Прокурора Смоленской области А.П. Ковалевым.

19 октября 1996 года выходит Постановление Правительства Российской Федерации «О создании мемориальных комплексов в местах захоронений советских и польских граждан- жертв тоталитарных репрессий в Катыни (Смоленская область) и Медное (Тверская область)». 28 июля 2000 года состоялось открытие первого в России международного памятника жертвам тоталитарных репрессий, общая площадь которого ныне составляет 18,5 га. Фактически обустроено и обслуживаются 10,5 га.

Мемориал представляет собой комплекс ритуальных и архитектурно-художественных сооружений. Доминантой являются захоронения польских и российских граждан, оформленных в религиозных и национальных традициях двух народов. Девять могил советских граждан на территории 2,3 га, по замыслу архитекторов, стали сердцевиной российской части комплекса. Обычно здесь экскурсоводы говорят примерно следующее: по обычаям нашего народа, умерших принято хоронить в отдельные могилы, обнесенные оградой с небольшими поминальными площадками, поэтому русские захоронения оформлены в виде холмиков, поросших травой. По периметру каждой могилы располагается ограждение неправильной формы, с острыми выступающими краями. Такая форма ограды подчеркивает не только трагизм насильственной смерти, но и служит символом того, что количество захороненных здесь и их имена до сих пор не установлены.

Зондажно-топографические работы по выявлению захоронений советских граждан на территории 1 очереди Мемориала, т.е. на российской части будущего комплекса, производились с 16 по 24 ноября 1998 года. Было пробурено 500 скважин, в результате чего на карту было нанесено 8 мест захоронений.1 Девятое захоронение было обнаружено во время строительных работ и обустроено вместе с нанесенными на карту могилами. Надо подчеркнуть, что это первые обустроенные могилы на территории Смоленской области жертв политических репрессий. Во время проведения этих работ на карту также было нанесено еще 12 предполагаемых захоронений: в 12 местах грунт был нарушенной структуры, перелопачен, но без обнаружения вещественных доказательств.2

Необходимо сказать о том, что тотальных зондажных исследований на территории, отошедшей Мемориалу, как на территории первой очереди, так и на территории предполагаемой второй очереди не производилось. Зондажные работы шли только в тех местах, где предполагались строить какие-то объекты, такие, как Аллея Памяти, водозаборный узел. Возле ныне существующей Аллеи Памяти в пяти местах также были обнаружены места с характерными признаками нарушения почвы3 , поэтому московские архитекторы мастерской Д. Хазанова запроектировали над российской частью мостки, призванные оберегать покой останков наших земляков. Последствия выборочных зондажных работ вскоре дали о себе знать: в марте 2000 года при строительстве водозаборного узла было обнаружено неизвестное захоронение. Из письма дирекции Мемориала от 19.06.2000 г. Начальнику отдела старшему советнику юстиции Прокуратуры Смоленской области Лосеву В.В. узнаем следующее: «Отрывая траншею под ввод водопровода в насосную станцию, ковшом экскаватора были извлечены несколько костей, в том числе одна с остатком сапога. Работы были остановлены, затем кости здесь же захоронены…, дальнейшие земляные работы прекращены, а трубу водопровода проложили выше с дополнительным уточнением.

Место нахождения костей было зафиксировано… Оно находится в 400 метрах к югу от захоронений польских офицеров, в зоне, считающейся свободной от массовых захоронений. Поисковыми отрядами это место отмечено наличием захоронения, но, проведенными в конце 1999 года зондажными работами на участке водозабора, оно не было обнаружено. Это указывает на то, что это единичное или небольшое захоронение, а состояние остатков кожи сапога и костей позволяет предположить, что оно очень давнее».

Но за пределами современного Мемориала, на территории, получившей в народе название «Долины смерти» и также относящейся к комплексу, находятся и необустроенные могилы наших соотечественников. Их еще называют рвы смерти. Они видны невооруженным взглядом: небольшие ложбинки с осевшей землей, в страшной последовательности идущие одна за другой и плотно усеявшие лесной участок площадью приблизительно 3,5 га. Приведение в порядок основной массы могил советских граждан и возведение там пандусного сооружения с символическим названием «Дорога в небо», в соответствии с проектом архитекторов, должно было стать второй очередью Мемориала «Катынь». Но пока именно сюда был перенесен памятный камень, ранее установленный на территории уже существующего комплекса.

Хотя официальные источники длительное время умалчивали о захоронениях российских граждан в Катыни, а сама местность долгие годы была запретной охраняемой зоной и окружена с одной стороны высоким забором (ближе к Смоленску), с другой - колючей проволокой, коренное население близлежащих поселков догадывалось, что творилось в лесу. Местные жители, дети и подростки неоднократно проникали в зону Катынского леса, и не только находили ягоды и грибы, но и обнаруживали находки, в виде ям с проваленной землей. Об этом свидетельствуют многочисленные воспоминания, как прежде опубликованные, так и собранные сотрудниками Мемориала и польскими коллегами. Хотя надо сказать, что прямых очевидцев расстрелов или захоронений советских граждан в Катынском лесу сотрудники Мемориала не нашли, и, скорее всего, и не могли бы найти по причине строгой секретности выполнения подобных операций.

История выявления захоронений советских граждан начинается в 1943 году, когда Смоленская область находилась в немецкой оккупации, и в Катынском лесу были обнаружены массовые могилы польских офицеров. Но раскопки немцев позволили обнаружить, «кроме изолированных польских офицерских могил … и массовые русские могилы»4 . Немцы вскрыли 4 ямы смерти5 . Немецкий источник свидетельствовал, что в этих могилах «лежали трупы русских обоего пола…». В качестве причины смерти указывались выстрелы в голову. «Из найденных бумаг видно, что это были заключенные в Смоленской тюрьме НКВД, осужденные преимущественно за политические преступления»6 . Было замечено, что руки у трупов польских офицеров «связаны таким же образом, каким связаны руки гражданских лиц, извлеченных также из могил в Катынском лесу, но похороненных гораздо раньше»7 .

Немцы зафиксировали общий как для польских, так и для русских массовых могил метод их сокрытия: посадка молодых березовых и сосновых насаждений на захороения8 .

Международная комиссия врачей, работавшая в Катыни в 1943 году, с 28 апреля по 30 апреля, констатировала факт, что польские военнопленные были убиты тем же способом, что и советские граждане из найденных там же советских могил. Смерть наступала, как правило, в результате одиночного выстрела из короткоствольного оружия в затылок 9 .

В 1994 –1995 гг. польскими специалистами во главе с профессором института археологии и этнографии Польской академии наук Марианом Глосеком, проводившими зондажно-эксгумационные работы, как на территории будущего военного кладбища, так и за его пределами, было установлено следующее: во-первых, на территории польского военного кладбища не было выявлено следов каких-либо непольских захоронений; во-вторых, за переделами польского военного кладбища, в «Долине смерти», недалеко от польской ямы смерти №810 была обнаружено 150 захоронений советских граждан и вскрыта 41 могила11 в присутствии официальных лиц и уполномоченных представителей различных ведомственных структур Смоленска. Однако польские специалисты отмечали, что «судя по территориальным углублениям, количество ям смерти гораздо больше – несколько сотен»12.

По своим размерам ямы смерти были небольшого размера от 1х2 м до5х3 м. Найденные в раскопах частицы одежды и обуви явно указывали на советскую принадлежность: на различных вещественных доказательствах захоронений видны выцарапанные русские инициалы, даже имена, на пуговицах отчетливо видны серп и молот, названия советских фабрик на фрагментах подошв обуви, как, например, КРАСНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК ЛЕНИНГРАД, СССР 37, ССТ13 . О социальном составе покоящихся здесь людей можно предположить по фактам нахождения фрагмента лаптя, замшевой перчатки и верхней кожаной одежды, по- видимому, принадлежащей командному составу Красной Армии. Найденный и сфотографированный поляками образок иконы «Смоленской Божьей матери» говорит о вероисповедании захороненного и о том, что, скорее всего, этот человек - наш земляк.

Особенно поражает одна находка польских экспертов. На расстоянии 42 м в восточном направлении от границы проектируемого польского кладбища на глубине 180 см был найден фрагмент подошвы резинового сапога с русской надписью: «…ревестн…» (Буревестник), а ниже – «до 20». Польские специалисты уверены, что это название обувной фабрики, а ниже размер обуви как раз перед сменой в СССР нормирования размеров. Данный размер соответствует современному 32 размеру обуви, то есть детскому14.

Примечателен факт обнаружения в пяти ямах по соседству с останками вкрапленный слой древесных опилок. Польские специалисты предположили, что людей убивали в другом месте, а их тела автомашинами доставлялись в Катынский лес. Внутрь кузова засыпали опилки, чтобы кровь жертв не загрязняла и не впитывалась в деревянный настил. Вместе с телами опилки попадали в ямы смерти15 . Предположения поляков подтверждает фигурировавший в названом выше «Заключении по материалам проверки о массовых захоронениях в Смоленской области жертв политических репрессий» бывший сотрудник УНКВД Смоленской области, пенсионер «Н», проходивший службу до 1940 года на различных должностях, а с1940 года - начальник отдела «А». «Н» сообщил, «что в период работы начальником отдела «А», ему было известно от коменданта УНВД по Смоленской области Стельмаха И.И., что расстреливали приговоренных к смерти в подвале здания Управления НКВД (ул. Дзержинского, д.13) и в подвале общей тюрьмы города Смоленска (проспект Гагарина, д.16). Для захоронения трупы вывозились в три специальных места…». Первым из этих мест этот информатор называет урочище «Козьи горы». В «Справке о результатах бесед с бывшими сотрудниками УНКВД по Смоленской области» от 30 января 1995 года, подписанной Начальником ОРАФ УФСК РФ по Смоленской области В.Т. Бережанским и Начальником отдела прокуратуры Смоленской области советником юстиции В.В. Лосевым, также подтверждается факт вывоза трупов для захоронений в «Козьи горы».

Еще одна гипотеза была выдвинута польскими специалистами. Они предположили, что существовал план НКВД по «обустройству» этого места. Такое заключение было сделано по локализации отдельных скоплений советских ям смерти вдоль грунтовой дороги и свободной площадки – возможно места расстрела или подъезда машин. Кроме того, немаловажной деталью является и то, что для польских и российских захоронений были отведены каждому специально место, они ни разу не были совмещены16.