Архив К вопросу об организации Вяземского лагеря НКВД и начале строительства автомагистрали Москва - Минск. 1936 г.

К вопросу об организации Вяземского лагеря НКВД и начале строительства автомагистрали Москва - Минск. 1936 г.

Индекс материала
К вопросу об организации Вяземского лагеря НКВД и начале строительства автомагистрали Москва - Минск. 1936 г.
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы
Корнилова О.В., старший научный сотрудник

С начала 1930-х гг. труд заключенных стал одним из важных факторов развития советской экономики. В эти годы система подневольного труда в СССР расширялась и укреплялась. Все более очевидной становилась тенденция замены работы гражданских главков на деятельность управлений ГУЛАГа. В это время ГУЛАГ превратился в крупнейшую производственную организацию страны. Принудительный труд использовался на строительстве практически всех крупных сооружений сталинской эпохи. Важнейшей отраслью ГУЛАГа было капитальное строительство.

Второй пятилетний план развития народного хозяйства СССР предусматривал ликвидацию «в основном, бездорожья в стране» путем развертывания строительства сети грунтовых и шоссейных дорог и широкого развертывания дорожного строительства за счет местных ресурсов. Планировалось увеличить общую сеть дорог страны на 210 тысяч км[1]. По сравнению с 1-ой пятилеткой финансирование автодорожного строительства было увеличено в 3 раза.

Начиная с 1934 г. вышел целый ряд постановлений СНК СССР, направленных на развитие и улучшение системы управления дорожным хозяйством страны[2]. На местах были образованы районные отделы дорожного хозяйства[3].

В марте 1934 г. СНК СССР принял решение о строительстве «автомобильной магистрали, связывающей столицу СССР г. Москву со столицей БССР г. Минском»[4]. Со второй половины 1934 г. и весь 1935 г. проводились изыскательские и проектные работы.

В 1930-е гг. наша страна была бездорожным государством. Связь между селами, деревнями, райцентрами, а также межрегиональные транспортные связи осуществлялись по грунтовым дорогам – проселкам с обветшалыми деревянными мостами, бродами и примитивными паромными переправами через многочисленные реки и речушки[5].

Автодорожное хозяйство страны к 1936 г. характеризует Докладная записка наркома внутренних дел СССР Г.Г. Ягоды и начальника Цудортранса НКВД СССР Г.И. Благонравова И.В. Сталину о плане дорожного строительства на 1936 г. и реорганизации Цудортранса[6] от 25 ноября 1935 г.[7] Из общей суммы капитальных средств в 490 млн. руб., отпущенных Цудортрансу в 1935 г., на строительство магистралей было выделено 108,33 млн. руб., или 22 %. Эта сумма была поделена на 38 строек, в среднем по 2 850 тыс. на каждую, что составило около 17 % от средней стоимости одной стройки [8]. В результате распыления средств, каждая дорога строилась по нескольку лет, огромная часть выделяемых средств расходовалась на содержание строительного аппарата. Из-за малого масштаба работ дорожно-строительные машины недоиспользовались. Все это вызывало удорожание строительства, снижение эффективности капиталовложений. Пока строились новые участки дороги, разрушались ранее построенные. К моменту окончания строительства дороги в целом оказывались непроезжими.

В записке предлагалась новая организация капитальных автодорожных работ на 1936 г.: во-первых, отказ от распыления средств и дорожных механизмов по всей стране и сосредоточение их на главных магистралях; во-вторых, отказ от строительства узких (шириной в 5 м) дорог.

К выполнению большого объема работ в 1936 г. аппарат Цудортранса не был подготовлен, кроме того, изыскания трассы автомагистралей полностью не были проведены, не было проектов и смет, не закончены изыскания каменных карьеров. Поэтому в 1936 г. планировалось закончить полностью только три автомагистрали: Москва – Ленинград, Москва – Горький и Москва – Минск. В 1937 г., после осадки земляного полотна, планировалось сделать асфальтобетонное покрытие этих дорог. В этом же году необходимо было приступить к строительству автомагистралей Москва – Киев, Москва – Харьков – Ростов и Москва – Ярославль.

Постройка этих дорог должна была обеспечить усиление обороноспособности страны, развитие местного дорожного строительства и уменьшение государственных потерь по эксплуатации автотранспорта, вызванных бездорожьем.

В случае войны по автомагистралям предполагалось организовать быструю массовую переброску войск на автомашинах. По предварительным подсчетам, по автомагистрали Москва – Минск возможно было перебрасывать на автомашинах 2 стрелковые дивизии в сутки (и людей, и материальную часть), при этом время нахождения в пути каждой дивизии – 32 - 34 часа, включая все необходимые стоянки [9].

В конце 1935 г. была рассчитана стоимость строительства (без стоимости асфальтобетонного покрытия и стоимости дорожно-строительных машин и транспортного оборудования) по ценам Цудортранса и по ценам НКВД. Расчетная стоимость 1 км автомагистрали Москва – Минск по ценам Цудортранса составила 285 500 руб., по ценам НКВД – 235 800 руб. В целом стоимость работ по постройке этой трассы строительными организациями Цудортранса составила 208 379 400 руб., при постройке строительными организациями НКВД – 172 127 000 руб.[10]

Значительно более низкие цены НКВД объяснялись более низкой стоимостью содержания управленческого аппарата и тем, что на работах НКВД нормы выработки были установлены выше «единых норм» Госплана. В целом стоимость постройки магистралей по ценам НКВД должна была обойтись на 18 % меньше, чем по ценам Цудортранса. Если же вместо сметных принять для сравнения фактические цены по ряду строившихся в то время дорог (по выполненным земляным работам, мелким искусственным сооружениям и т.д.), то разница между ценами НКВД и Цудортранса составляла бы свыше 30 %.

Первый вариант пролегания трассы автомагистрали Москва – Минск был предложен по старой Смоленской дороге, пересекающей большое количество сельских и городских населенных пунктов.

Этот проект предусматривал ширину проезжей части 18 м с разделительной полосой 3 м. Все пересечения с железнодорожными линиями и автодорогами с усовершенствованным покрытием проектировались на разных уровнях. Параллельно магистрали должен был проходить тракторный путь, через каждые 5 км должны были быть устроены каменноарочные скотопрогоны. Стоимость этого проекта в сметных ценах 1935 г. составляла 1 млрд. руб., срок ввод в постоянную эксплуатацию – 1942 г. Во второй половине 1936 г. первоначальный проект был изменен в сторону значительного сокращения работ и удешевления их стоимости (до 600 млн. руб.)[11]. Новый проект носил скорее военно-стратегический, чем народно-хозяйственный характер. Автомагистраль соединяла Москву и Минск напрямую, проходя вблизи, но не через крупные города.

Ширина магистрали осталась 18 м, в том числе с асфальтобетонным покрытием – 12 м. Пересечение с автогужевыми дорогами было предусмотрено, в основном, на одном уровне. Общее протяжение автомагистрали – 694,8 км, из которых с двухслойным 8-сантиметровым асфальтобетоном – 122 км, с однослойным 5-сантиметровым – 566, 8 км. Каменное основание под шоссе – от 18 до 26 см, подстилающий песчаный слой под каменное основание – от 25 до 40 см [12].

Это была действительно грандиозная стройка страны 1930-х гг. Объем земляных работ достигал 20 миллионов куб. м. Это почти столько же, сколько их было выполнено на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Помимо земляных работ требовалось подвезти, переработать и уложить огромное количество дорожно-строительных материалов: около 655000 м3 камня, более 1000000 м3 гравия и др.

Еще 10 января 1936 г. вышел приказ НКВД № 0012 о замене занятой на автодорожном строительстве вольнонаемной рабочей силы заключенными[13].

ГУШОСДОР не имел в своем подчинении мест заключения. Для организации строительства автомагистрали Москва – Минск была использована следующая схема: были организованы исправительно–трудовой лагерь (ИТЛ) в ведении ГУЛАГа и управление строительства (УС) в прямом подчинении ГУШОСДОРа. Для координации деятельности этих организаций начальник управления строительства одновременно назначался и начальником ИТЛ. Низовые подразделения ГУШОСДОРа предоставляли инженерно-техническое обеспечение (включая проектную документацию и сметы) и кадры вольнонаемных специалистов, а ГУЛАГ — неквалифицированную рабочую силу[14].

Согласно приказу НКВД СССР № 0050 от 5 февраля 1936 г. «О строительстве автомагистралей» Постановлением Правительства на НКВД СССР возложено строительство двух автомагистралей: Москва – Киев и Москва – Минск. «Эти автомагистрали имеют огромное народно – хозяйственное и оборонное значение. Постройкой их кладется начало сооружению крупных автомобильных магистралей, которые в будущем свяжут важнейшие районы страны и явятся теми основными автомобильными путями, вокруг которых будет развиваться остальная дорожная сеть»[15]. Согласно этому же приказу ГУЛАГу НКВД предписывалось организовать на каждой из этих автомагистралей «исправительно - трудовой лагерь по типу существующих строительных лагерей НКВД, с подчинением их непосредственно ГУЛАГу НКВД». (см. Приложение № 3)

Начальники строительств – лагерей по вопросам, связанным с организацией и функционированием лагеря, подчинялись начальнику ГУЛАГа, по вопросам, связанным со строительством, начальнику ГУШОСДОРа НКВД[16].

Для укомплектования Вяземского и Калужского лагерей административными и чекистскими кадрами Отделу кадров ГУЛАГа было приказано «откомандировать 50 человек опытных чекистов». Были установлены сроки окончания работ без устройства асфальтобетонного покрытия: для автомагистрали Москва – Киев – 1937 г. и для автомагистрали Москва – Минск – 1936 г.

Объем капитальных работ на строительстве автомагистрали Москва – Минск в 1936 г. был установлен в размере 125 миллионов рублей, а размер финансирования, с учетом снижения против сметной стоимости 1935 г. на 11%, в 111,25 млн. руб.[17]. Это составляло 16,4 % общего объема капитальных работ ГУШОСДОРа НКВД на 1936 г.

22 марта 1936 г. вышел приказ НКВД СССР № 00103 с объявлением временных штатов Управлений Калужского и Вяземского ИТЛ и строительств автомагистралей. Согласно ему УС автомагистрали Москва – Минск и Вяземлага подчинялись шесть лагерных отделений и четыре лагерных пункта. УС автомагистрали Москва – Киев и Калуглага подчинялись три лагерных отделения и два лагерных пункта[18]. (см. Приложение №1)